Бесценный пол. Что для российских женщин важнее зарплаты

«Экономика не работает на женщин», — утверждают авторы исследования Oxfam, международного объединения, специализирующегося на борьбе с бедностью. Средний по миру «гендерный» разрыв в зарплатах составляет 23 процента. В России он достигает 30. Но не в этом главный повод для огорчения российских представительниц прекрасного пола.

Не в деньгах счастье

Социальный вице-премьер Ольга Голодец именно гендерное равноправие называет в числе бесспорно позитивных итогов большевистской революции. Тем не менее спустя 100 лет после тех драматических событий уже постсоветская Россия не может похвастаться, что в этом вопросе остается впереди планеты всей.

48 процентов опрошенных фондом «Общественное мнение» считают, что российским женщинам живется труднее, чем мужчинам. А каждый четвертый убежден, что у представителей сильного пола больше возможностей для реализации своих прав.

Не менее показательна и «гендерная» структура благосостояния. 50 процентов женщин-респондентов ВЦИОМ говорят об отсутствии у них трудовых доходов. То есть они живут на стипендии, пенсии, пособия или — на зарплату супруга, когда речь идет о домохозяйках. Тогда как доля мужчин, не имеющих собственного источника заработка, — вдвое меньше.

А финансовая участь тех жительниц России, которым удалось обзавестись работой, вполне соответствует выкладкам Oxfam. По оценкам директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяны Малевой, разрыв в зарплатах между мужчинами и женщинами в настоящее время приближается к 30 процентам.

Правда, в отличие от экспертов Oxfam, Малева видит в этом не дискриминацию, а «результат разного позиционирования». Для женщин важно, чтобы занятость не препятствовала выполнению ими семейных обязанностей. Поэтому удобный и необременительный график часто оказывается ценнее высокого оклада. Не случайно, кстати, в списке самозанятых, которым решено предоставить налоговые каникулы, доминируют обладатели женских профессий — домработницы, няни, репетиторы.

«Выравнивание зарплат при таком положении дел мало реалистично и даже не нужно. — резюмирует Татьяна Малева — Если, конечно, не предположить, что мужчины в скором времени сами научатся рожать».

Впрочем, на реализацию этой, самой главной женской миссии экономика тоже влияет. И далеко не лучшим образом. Согласно еще одному опросу ВЦИОМ, 51 процент россиян убежден, что бедность и низкий уровень жизни — основная причина, заставляющая соотечественниц решаться на аборт.

При этом размер ежемесячного детского пособия намного меньше прожиточного минимума. А маткапитал из стимула и помощи превращается для малообеспеченных семей в дополнительную обузу.

Детки в клетке

«Я помню, как мы всё это придумывали, внедряли этот инструмент. Он работает действительно неплохо», — заявил Дмитрий Медведев на понедельничном совещании с вице-премьерами. Тем самым глава правительства не просто отметил былые заслуги и 10-летие соответствующей программы (которое следовало бы отмечать еще в январе), но и предвосхитил очередные нововведения, касающиеся маткапитала. «Сокращается с месяца до 10 рабочих дней срок перечисления средств с момента принятия положительного решения по заявлению родителя. То есть ждать придется меньше», — сообщил премьер.

Иными словами, в канун 8-го Марта правительство делает подарок тем мамам, которые благодаря появлению второго (четвертого) ребенка хотят воспользоваться причитающимся им «капитальным» поощрением и достаточно быстро обзавестись новым гнездышком. Ведь, по словам Ольги Голодец, 85 процентов из 5 миллионов семей, запросивших маткапитал, направили его на улучшение жилищных условий.

Таким образом, свыше 1 миллиарда рублей было потрачено на погашение ипотечных кредитов. И только в прошлом году было подано соответствующих заявок на 205 миллиардов рублей. То есть на фоне довольно высоких процентных ставок 470 тысяч семей с двумя и более детьми взяли ипотеку. Благодаря маткапиталу, строительная отрасль получила дополнительные и столь необходимые во время стагнации финансовые вливания. Неудивительно стремление Дмитрия Медведева и его подчиненных закрепить успех.

Но только в прошлом году на обслуживании кредитов домашние хозяйства потеряли 1,6 триллиона рублей. Поэтому Михаил Хромов, завлабораторией финансовых исследований ИЭП имени Е.Т. Гайдара уподобляет кредитный рынок черной дыре, которая в нынешних условиях съедает деньги населения, но не стимулирует потребительский спрос.

А Татьяна Малева предупреждает, что из-за преобладания ипотечной формы использования маткапитала бедные семьи рискуют стать нищими. Если семейный доход составляет 60 тысяч рублей и половину отныне нужно отдавать банку-кредитору, получается, что на жизнь папе, маме и двум (как минимум) их детям остается по 7,5 тысяч. Что это уже существенно ниже уровня бедности.
Обнищание — мать учения

Выход Малева видит в поддержании малообеспеченных многодетных семей за счет маткапитала «текущего потребления». Но весьма сомнительно, что государство решится пойти фактически на прямую раздачу денег, пусть и не всей, но довольно внушительной части населения. К тому же едва ли в таком повороте заинтересовано банковское и строительное лобби.

Тем не менее даже при сохранении действующей модели связка «маткапитал-ипотека» дает трещину. Как сообщил «Ленте.ру» источник, близкий к соцблоку правительства, заметно увеличивается число заявок, предполагающих использование маткапитала в образовательных целях. Всего за время действия программы 381 тысяча семей потратила эти деньги на обучение детей — в общей сложности, 21,5 миллиарда рублей. Из них более 107 тысяч обратились с соответствующим запросом в прошлом году. Хотя еще в 2010-м получатели маткапитала, думающие об образовании, а не о жилье, казались белыми воронами. Их число немногим превышало 5 тысяч.

Очевидно, дороговизна ипотеки и высокая стоимость недвижимости в крупных городах — далеко не единственная причина таких изменений. Безусловно, сказывается триумфальное шествие ЕГЭ, которое, с одной стороны, значительно повышает конкурс в ведущих столичных вузах, а с другой — в немалой степени профанирует школьное преподавание, сводя его исключительно к «натаскиванию» учеников на сдачу экзамена. Фактически и то и другое снижает шансы ребенка попасть на бюджетное место и вынуждает родителей задействовать маткапитал.

Правда, здесь есть и положительный момент, связанный как раз с заработками женщин. Образование — исторически, пожалуй, самая женская отрасль. Чем больше денег на нее тратится, тем выше вероятность, что хотя бы здесь представительницы прекрасного пола не будут чувствовать себя обделенными.

Источник: lenta

Источник

Ответить