Ошибки кадастровой оценки вернули судам. КС признал право граждан не платить за ее существенные недостатки

 

Конституционный суд (КС) отменил практику переоценки кадастровой стоимости недвижимости по искам граждан и организаций исключительно за их счет. Вопреки позиции Верховного суда (ВС) властям придется компенсировать гражданам издержки, понесенные в споре с чиновниками в случае признания судом существенного различия между кадастровой и рыночной ценой спорного объекта.

КС удовлетворил жалобы Натальи Слободяник и Россельхозцентра на нормы, позволяющие судам не взыскивать с чиновников судебные издержки в спорах о кадастровой стоимости недвижимости. Проблему создало постановление пленума ВС от 30 июня 2015 года — оно возлагало расходы на заявителя, если госорган с его позицией не спорил. В делах заявителей земельные участки подешевели в судах с 6,6 млн до 2,8 млн руб. и с 14 млн до 7 млн руб., но затраты на экспертизы (60 тыс. и 66,5 тыс. руб.) и другие издержки им не компенсировали: государство «определяет кадастровую стоимость методами массовой оценки», и по мнению ВС, его действия не были незаконными.

Эксперты отмечали, что отказ в возмещении судебных расходов создает финансовый барьер для обращения в суд и оставляет граждан беззащитными перед завышенным налогообложением. КС с этим согласился, признав, что правила распределения судебных расходов в толковании ВС не соответствуют Конституции. Законодателям предписано уточнить правила распределения судебных расходов по таким делам, а судам — до этого применять их с учетом позиции КС, в том числе пересмотреть дела заявителей. КС подчеркнул, что кадастровая оценка проводится в целях налогообложения, «судебный контроль служит средством преодоления возможного произвола» и «правовое регулирование должно быть ориентировано на максимальную защиту имущественных интересов заявляющего обоснованные требования лица». Государство «не вправе, вводя механизм массовой оценки, перекладывать на самого налогоплательщика некомпенсируемое бремя несения расходов, связанных с устранением допущенных при ее проведении возможных ошибок»,— отметил КС, но уточнил: и кадастровая, и рыночная стоимость — приблизительные, и «в разумном диапазоне возможных значений» расхождения не всегда свидетельствуют об ошибочности или незаконности оценки.

Как пояснил судья-докладчик Николай Бондарь, «между кадастровой и рыночной стоимостью всегда будет существовать определенный зазор, поэтому КС обозначил ориентир для выработки законодателем дифференцированного подхода к распределению судебных расходов». «Разумный размер» расхождений должны будут определять суды, меняя таким образом практику ВС. «Если кадастровая стоимость — это база для налога, ее оценка — проблема государства, а не налогоплательщика»,— согласен управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай. Административный директор «Ростелекома» Дмитрий Куракин (ранее отвечал за кадастровую оценку в правительствах Санкт-Петербурга и Московской области) отмечает: «КС пришлось корректировать и закон, и практику ВС. Налогоплательщик не должен выполнять работу по оценке за государство, если расхождение находится за пределами допустимого интервала погрешности». По мнению господина Куракина, «доверительный интервал» в среднем может быть установлен в размере 20% , но решать в каждом случае должен суд с возможным привлечением экспертов: при оценке квартиры в Москве или Санкт-Петербурге такая погрешность не должна превышать 5–6%, а в практике «Ростелекома» (сейчас в массовом порядке оспаривает кадастровую оценку своих объектов) ее удается снизить до суда и на 30–40%.

Необходимость усилить значение досудебной процедуры отметил и глава аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов: «Если госорган отказал в административной жалобе, его позиция должна считаться определенной, наличие спора — очевидным, а взыскание судебных расходов должно производиться независимо от степени погрешности. Это будет стимулировать досудебное разрешение подобных споров». «Слабым моментом решения по-прежнему остается проблема оценки расхождения между кадастровой и рыночной стоимостью объекта недвижимости»,— говорит глава аналитической службы юрфирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова. «Наличие оценочных категорий означает, что решение конкретных дел будет зависеть от судейского усмотрения. Но в отношении критериев работы с оценочными категориями это решение КС, как и предыдущие по кадастровой проблеме, ясность не вносит»,— сетует она.

Источник: Коммерсантъ

 

Источник

Ответить